Юрист Карамзин проведет еще 3 месяца в тюрьме

Суд Балашихи на своем заседании 8 октября во второй раз продлил меру пресечения юристу Кантемиру Карамзину, который находится за решеткой с апреля этого года. По решению суда юрист проведет еще 3 месяца в заключении.

Это странное дело началось с обвинения юриста в покушении на мошенничество, причем поводом был денежный долг самому Карамзину. Однако, судя по тому, что дело курирует лично начальник УФСБ Москвы и МО генерал Алексей Дорофеев, речь идет совсем не о каких-то личных долгах, а о чем-то более серьезном.

По крайней мере, адвокаты Карамзина утверждают, что к нему относятся как к террористу, при том, что никаких следственных действий не проводится, его даже не допрашивают, а к самому подследственному применяется “внепроцессуальное давление” со стороны администрации изолятора.

Примечательно, что заседание в Балашихе проходило сразу после решения судьи Верховного суда О. Зателепина передать дело Карамзина в подсудность Московской области. Это решение судья принял после письма генерала ФСБ Дорофеева, который высказал подозрения, что у Карамзина слишком хорошие связи в Мосгорсуде.

Очень странно выглядят и все обстоятельства нынешнего заседания в Балашихе: материалы в суд не были представлены в сроки,  определенные законом. Адвокатов не уведомили в надлежащем порядке за 5 суток о назначенном заседании.  На сайте суда не было информации о слушаниях, а журналисты не могли получить аккредитацию.

В результате открытое заседание происходило фактически в закрытом режиме. Прессу и многочисленных друзей и знакомых юриста в зал не пустили, за исключением нескольких человек.

“Следствие ничем не аргументировало  продление нахождения под стражей, у обвинения материалов по делу “ноль”,  вместо ответов на вопросы следователь просто зачитывал статьи УК или говорил “есть в материалах дела”, хотя там ничего нет,” — прокомментировала решение суда  адвокат Марина Громова. — Судья Быстрякова показала свою полную некомпетентность и непрофессионализм, так как не владела материалами дела, путала фамилии и цитировала заготовленный шаблон предыдущего решения по мере пресечения с информацией, не имеющей отношения к сегодняшнему заседанию. Результаты были предрешены. Чуда мы не ждали, так как не верим в беспристрастность подмосковных судей. Для нас точкой невозврата стало решение Верховного суда о передаче подсудности этого дела из Москвы в область”.

Напомним, дело Кантемира Карамзина началось с того, что некий писатель Блоцкий, занявший у юриста 200 тысяч долларов, обвинил его в мошенничестве: якобы долг давно возвращен, а юрист требует вернуть его повторно, поскольку у него на руках подделанная расписка.

Однако во многих СМИ была озвучена другая версия претензий к Карамзину: накануне он выиграл 15-миллиардный  иск своего клиента – канадского предпринимателя Марка Ричардса, предъявленный владельцам строительных компаний ДСК-1 и ФСК «Лидер» Владимиру Копелеву и Владимиру Воронину.  А те в свою очередь включили все свои связи, чтобы наказать юриста.

Как заявила адвокат Карамзина Марина Громова, она собирается продолжить борьбу за освобождение юриста и намерена обратиться в Европейский суд по правам человека.

 

Источник ➝

Почему Британия признала Февральскую революцию

«Великобритания протягивает руку Временному правительству, убежденная, что это правительство, верное обязательствам, сделает все возможное для доведения войны до победного конца…» – это ключевая фраза в выступлении британского посла Дж. Бьюкенена (на фото) в Петрограде 24 марта 1917 года.

В тот день Лондон официально признал новое правительство, возникшее в России после февральского крушения монархии. Британский посол много говорил о «новой эре прогресса и славы демократической России», но фраза про обязательства и «войну до победного конца» была определяющей.

В разгар мирового конфликта Британская империя равнодушно отнеслась к судьбе Николая II (двоюродного брата английского короля Георга V), однако крайне чувствительно воспринимала даже тень мысли о том, что Россия может выйти из войны или ослабить давление на Германию. В свою очередь, для нашей страны крупнейшая колониальная империя планеты была важна как главный кредитор – именно Англия с началом Первой мировой стала для России основным источником военных кредитов. Все лето Лондон перечислял примерно десятую часть того, что просили «временные» министры. В августе Керенский не сдержался и почти открыто поссорился с британским послом. «Если вы намерены торговаться и не хотите помогать России, то вам лучше сказать об этом сразу…» – слова председателя Временного правительства звучали на грани дипломатической учтивости. Посол Бьюкенен невозмутимо улыбался, но в конфиденциальных донесениях своим лордам был предельно откровенен: «Перспективы в высшей степени неутешительны, и лично я потерял всякую надежду на успешное русское наступление».

В Лондоне сочли рискованным кредитовать Россию Керенского в прежних объемах. Как сформулировал лорд Милнер, госсекретарь по военным делам британского кабинета министров, «нет достаточной уверенности в том, что эти ресурсы достигнут своего конечного назначения и будут своевременно использованы на фронте».

В итоге с 1 марта по 1 ноября 1917 года Временное правительство получило от Англии кредитов в сумме, эквивалентной 408 млн руб. – примерно на неделю войны или в пять раз меньше, чем за сопоставимое количество времени получало царское правительство.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх