Эксперты рассказали о пяти машина АЗЛК, не ставших серийными

Машины АЗЛК – Автомобильного завода имени Ленинского комсомола – были одним из символов советского автопрома. Но далеко не все разработки инженеров добрались до отечественных  дорог. Tarantas.news рассказал о пяти автомобилях АЗЛК, которые так и не пошли в серийное производство.

АЗЛК Москвич-2143 «Яуза» начали разрабатывать в конце 80-х. Новую машину негласно назвали «проект на завтра». Авто действительно выглядело футуристично для своего времени. Дизайнеры разработали плавные черты кузова, двойной ряд окон и выразительную переднюю оптику.

Внутри были предусмотрены электрические стеклоподъемники, травмобезопасный руль, штатная аудиосистема, оригинальная комбинация приборов и даже бортовой компьютер. Под капотом «Яузы» разместили двигатель 1,8 литра мощностью 95 л.с. В итоге на АЗЛК сочли, что у конструкции много недостатков, и «Яуза» не пошла в серию.

Чуть раньше, в середине 80-х, на АЗЛК по проекту «Автомобиль 2000 года» разработали Москвич-2144 «Истра». Автомобиль планировали сделать дюралевым, а двери должны были открываться вертикально вверх. Внутри тоже собирались использовать современные технологии: например, проекцию приборной панели на лобовое стекло. Кроме того, «Истру» хотели снабдить системой ночного видения и разработать для машины уникальную трансмиссию. Но дальше концепта дело не пошло.

АЗЛК «Москвич 408 Турист» 1964 года – это очень необычный вариант классического 408-го «Москвича». Машину собирались сделать в виде кабриолета. Также на АЗЛК предусмотрели безрамочные передние стекла и красный салон, что делало машину очень привлекательной. «Турист» должен был разгоняться до 100 км/ч за 24 секунды, а на максимуме развивать 130 км/ч.

АЗЛК Москвич-2139 «Арбат» должен был стать универсалом повышенной проходимости, но в итоге по размерам приблизился к минивэну. В 1991 году машина была готова к выходу в серийное производство. Интересно, что многие кузовные панели «Арбата» планировали делать из пластика – новаторство для советского автомобилестроения. Некоторые узлы и комплектующие «Арбат» позаимствовал у 41-го «Москвича». Серийному производству новаторской машины помешал развал Советского Союза.

АЗЛК Москвич-2142 «Иван Калита» считают одной из причин закрытия АЗЛК. По плану авто на базе Москвич-2142R5 «Князь Владимир» должно было стать машиной для высокопоставленных лиц. Но оказалось, что люксовые иномарки и дешевле, и удобнее. Сразу после выхода модель раскритиковали. «Иван Калита» существовал всего в 33 экземплярах.

 

Источник ➝

Почему Британия признала Февральскую революцию

«Великобритания протягивает руку Временному правительству, убежденная, что это правительство, верное обязательствам, сделает все возможное для доведения войны до победного конца…» – это ключевая фраза в выступлении британского посла Дж. Бьюкенена (на фото) в Петрограде 24 марта 1917 года.

В тот день Лондон официально признал новое правительство, возникшее в России после февральского крушения монархии. Британский посол много говорил о «новой эре прогресса и славы демократической России», но фраза про обязательства и «войну до победного конца» была определяющей.

В разгар мирового конфликта Британская империя равнодушно отнеслась к судьбе Николая II (двоюродного брата английского короля Георга V), однако крайне чувствительно воспринимала даже тень мысли о том, что Россия может выйти из войны или ослабить давление на Германию. В свою очередь, для нашей страны крупнейшая колониальная империя планеты была важна как главный кредитор – именно Англия с началом Первой мировой стала для России основным источником военных кредитов. Все лето Лондон перечислял примерно десятую часть того, что просили «временные» министры. В августе Керенский не сдержался и почти открыто поссорился с британским послом. «Если вы намерены торговаться и не хотите помогать России, то вам лучше сказать об этом сразу…» – слова председателя Временного правительства звучали на грани дипломатической учтивости. Посол Бьюкенен невозмутимо улыбался, но в конфиденциальных донесениях своим лордам был предельно откровенен: «Перспективы в высшей степени неутешительны, и лично я потерял всякую надежду на успешное русское наступление».

В Лондоне сочли рискованным кредитовать Россию Керенского в прежних объемах. Как сформулировал лорд Милнер, госсекретарь по военным делам британского кабинета министров, «нет достаточной уверенности в том, что эти ресурсы достигнут своего конечного назначения и будут своевременно использованы на фронте».

В итоге с 1 марта по 1 ноября 1917 года Временное правительство получило от Англии кредитов в сумме, эквивалентной 408 млн руб. – примерно на неделю войны или в пять раз меньше, чем за сопоставимое количество времени получало царское правительство.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх