Первый построенный в Китае ледокол сдали в эксплуатацию

В Шанхае сдали в эксплуатацию первый полярный ледокол, построенный Китаем самостоятельно, пишет ТАСС.

«Сюэлун 2» («Снежный дракон») предназначен для научно-исследовательских полярных экспедиций. Водоизмещение судна — свыше 13,9 тыс. тонн, длина — 122,5 метра, ширина — 22,3 метра, автономность – 2 месяца. «Сюэлун 2» может брать на борт до 4,5 тыс. тонн груза и пробивать лед толщиной до 1,5 метра.

Ледокол построили на верфи в Шанхае. Планируется, что до конца года он отправится в экспедицию к Южному полюсу.

Единственный ледокол, который был у КНР до этого, — «Сюэлун». Его купили у Украины. Судно с 1994 года ходило в десятки экспедиций в район Антарктики и в Арктику.

 

Источник ➝

Почему Британия признала Февральскую революцию

«Великобритания протягивает руку Временному правительству, убежденная, что это правительство, верное обязательствам, сделает все возможное для доведения войны до победного конца…» – это ключевая фраза в выступлении британского посла Дж. Бьюкенена (на фото) в Петрограде 24 марта 1917 года.

В тот день Лондон официально признал новое правительство, возникшее в России после февральского крушения монархии. Британский посол много говорил о «новой эре прогресса и славы демократической России», но фраза про обязательства и «войну до победного конца» была определяющей.

В разгар мирового конфликта Британская империя равнодушно отнеслась к судьбе Николая II (двоюродного брата английского короля Георга V), однако крайне чувствительно воспринимала даже тень мысли о том, что Россия может выйти из войны или ослабить давление на Германию. В свою очередь, для нашей страны крупнейшая колониальная империя планеты была важна как главный кредитор – именно Англия с началом Первой мировой стала для России основным источником военных кредитов. Все лето Лондон перечислял примерно десятую часть того, что просили «временные» министры. В августе Керенский не сдержался и почти открыто поссорился с британским послом. «Если вы намерены торговаться и не хотите помогать России, то вам лучше сказать об этом сразу…» – слова председателя Временного правительства звучали на грани дипломатической учтивости. Посол Бьюкенен невозмутимо улыбался, но в конфиденциальных донесениях своим лордам был предельно откровенен: «Перспективы в высшей степени неутешительны, и лично я потерял всякую надежду на успешное русское наступление».

В Лондоне сочли рискованным кредитовать Россию Керенского в прежних объемах. Как сформулировал лорд Милнер, госсекретарь по военным делам британского кабинета министров, «нет достаточной уверенности в том, что эти ресурсы достигнут своего конечного назначения и будут своевременно использованы на фронте».

В итоге с 1 марта по 1 ноября 1917 года Временное правительство получило от Англии кредитов в сумме, эквивалентной 408 млн руб. – примерно на неделю войны или в пять раз меньше, чем за сопоставимое количество времени получало царское правительство.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх