Журнал «Профиль»

13 732 подписчика

Свежие комментарии

  • лина любимцева
    Ну  что же, Иран сделал свой выбор....Иран объяснил отк...
  • Валентин Поляков
    Дурак ты, Володя: в РФ средних школ – 41.000, детсадов – 58.000, а есть ещё сотни и тысячи больниц, поликлиник, санат...Глава Удмуртии за...
  • Иван Иванов
    однако диверсия...Вдоль трассы "Сев...

С чем связано обострение армяно-азербайджанского конфликта

С чем связано обострение армяно-азербайджанского конфликта

Отношения Азербайджана и Армении стабильно нестабильны. При этом посредников, стремящихся способствовать урегулированию их давнего конфликта, хватает с избытком. Наряду с Россией, ставшей соавтором трех заявлений от 9 ноября 2020-го, 11 января и 26 ноября 2021 года, на ниве миротворчества активен Евросоюз. С декабря по август в Брюсселе прошло четыре саммита с участием президента Азербайджана Ильхама Алиева, премьера Армении Никола Пашиняна и председателя Евросовета Шарля Мишеля. В последнее время роль голубя мира стараются играть США. Сначала Кавказ посетил Филип Рикер – новый американский сопредседатель Минской группы. Поскольку этот формат фактически «заморожен», не вполне понятно, какими полномочиями наделен Рикер, но знаний и опыта этому дипломату не занимать. Состоявшийся в середине сентября визит спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси в Ереван планировался, как рутинное мероприятие, задолго до очередной военной эскалации на армяно-азербайджанской границе, но случился он именно после ее завершения. В итоге ветеран американской политики смогла представить дело так, будто это ее страна способствовала разрядке. И еще не успели стихнуть страсти по поводу посещения Пелоси столицы Армении, как в Нью-Йорке прошла трехсторонняя встреча госсекретаря Энтони Блинкена с главами азербайджанского и армянского МИД Джейхуном Байрамовым и Араратом Мирзояном.

Но, как говорится, не Карабахом единым. После того как Кельбаджарский район оказался в руках Баку, а Ереван потерял так называемый «пояс безопасности» (семь прилегавших к НКР районов), началось «уточнение» границ между двумя республиками. Их не демаркировали с момента распада СССР. В мае 2021-го азербайджанские силы продвинулись в глубь Армении на участке Сотк – Хознавар, заняв территории площадью примерно 5400 га. Впоследствии там был установлен КПП для осуществления таможенно-пограничного контроля. В ноябре того же года армяно-азербайджанское пограничье вновь стало полем боя. И, наконец, в сентябре нынешнего года произошла самая масштабная военная эскалация со времени окончания Второй карабахской войны. Впервые мощным атакам подверглись города на территории самой Армении. И хотя Баку не называл причиной обострения борьбу за коридор между основной территорией Азербайджана и Нахичеванью, достаточно взглянуть на карту, чтобы понять: скорее всего, мотив был именно таким. Однако, какие бы версии ни выдвигались, очевидно, что Баку не намерен мириться с затягиванием переговоров и рассчитывает завершить конфликт на своих условиях. Пять пунктов мира, предложенных азербайджанскими дипломатами, базируются на взаимном признании территориальной целостности двух стран. И азербайджанское руководство двусмысленностей в трактовках, что такое единство своего государства, не допускает.

Таким образом, в сегодняшнем кавказском уравнении имеются азербайджанская наступательность, армянская оборонительность, а также вовлеченность ключевых внешних игроков в решение иных региональных и мировых проблем, из-за чего их руки оказываются связанными. В наиболее сложной ситуации находится Россия. Великодержавный принцип «не одна пушка не стреляет без нашего согласия» сейчас на Кавказе не работает. Напротив, статус-кво, установленный в ноябре 2020-го при посредничестве Москвы, на наших глазах подвергается существенной ревизии. Примеров тому немало – от КПП на трассе Горис-Капан, села Фаррух/Парух и до Лачинского коридора. Но дело не только в военно-политической сфере. За последние два года у России, которая 9 ноября 2020 года была эксклюзивным миротворцем, прибавилось конкурентов. Еэсовский формат уже сложился, а США настойчиво продвигают собственные инициативы. Не только пушки стреляют, но и дипломаты договариваются, не спрашивая на то согласия Москвы.

Cпикер Палаты представителей США Нэнси Пелоси и премьер-министр Армении Никол Пашинян в Ереване, сентябрь 2022 года The government of the Republic of Armenia/AFP/EAST NEWS

Армянским политикам и обществу удобно оправдывать собственные уступки пассивностью России и ОДКБ. Перекладывание ответственности стало фирменным знаком властей республики в последние полгода. Если раньше слова о предубеждениях команды Пашиняна в отношении Москвы звучали, как конспирология, то сегодня это уже не совсем так. Правда, не стоит забывать и про то, что определенная «вестернизация» общественно-политических настроений в Армении возникла не из-за визита Пелоси или хитрых соросовских комбинаций, а из-за излишней сдержанности России во время «разморозок» конфликта в мае 2021-го – сентябре 2022 года. Такая реакция имеет свои причины и объяснения – мы уже рассказали о них выше. Однако то, что может быть принято экспертами как рациональные резоны, в обществе, вовлеченном в конфликт, воспринимается эмоционально, порой и с перехлестом. Добавим к этому то, что внутри Азербайджана российская политика также становится объектом критики. Там само существование миротворческой миссии видится многими (особенно на неофициальном уровне) как препона на пути скорейшего завершения «собирания земель».

Впрочем, трудности на Кавказе возникают не только у России. Экономические проблемы в Турции и перспектива тяжелой президентской кампании также сковывают Анкару. Ресурсов на все фронты – от Кавказа до Африки – явно не хватает, но высокая планка амбиций задана, отступать от нее не захочет не только президент Реджеп Эрдоган, но и его гипотетические преемники.

Тем не менее суть происходящего при всех имеющихся вызовах более или менее ясна. Итоги Второй карабахской войны все хотели бы подправить, сделав их более выгодными для себя. Но не у всех для этого есть достаточные воля и ресурсы. Да и приоритетность этой проблемы у всех разная.

Автор – ведущий научный сотрудник МГИМО МИД России, главный редактор журнала «Международная аналитика»

С чем связано обострение армяно-азербайджанского конфликта

С чем связано обострение армяно-азербайджанского конфликта

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх