Британия объявила высший уровень угрозы для своих судов в водах Ирана

Власти Великобритании объявили высший уровень угрозы для своих судов, следующих через воды Ирана, после инцидента с малыми иранскими кораблями, которые пытались остановить британский нефтяной танкер в Ормузском проливе, пишет The Guardian.

Британский танкер покидал Персидский залив и должен был пересечь Ормузский пролив, когда к нему приблизились иранские корабли. По данным издания, они попытались помешать проходу судна и приказали ему остановиться. В инцидент вмешался сопровождавший танкер фрегат Королевского флота Великобритании HMS Montrose.

Иран официально опровергает информацию о попытке своих кораблей задержать британское судно.

Через Персидский залив ежедневно проходят 15-30 крупных британских судов. Уровень их охраны в этом районе теперь повышен до третьего – максимального.

Британия располагает на этом участке одним военным кораблем HMS Montrose и тремя тральщиками. У страны нет возможности сопровождать все проходящие через Ормузский пролив суда. Представители министерства обороны Великобритании заявили, что при этом флот постоянно контролируется.

Официальные представители страны отметили, что Королевский флот «будет решительно защищать британские морские интересы в Персидском заливе, но не заинтересован в обострении ситуации». The Guardian отмечает, что Великобритания стремится ослабить кризис и сохранить международную ядерную сделку с Тегераном.

Инциденту предшествовал арест иранского судна в Гибралтаре на прошлой неделе. Танкер подозревали в нарушении санкций Евросоюза, а именно в перевозке иранской нефти в Сирию. Тегеран пригрозил ответными мерами и назвал задержание судна пиратством.

 

Источник ➝

Почему Британия признала Февральскую революцию

«Великобритания протягивает руку Временному правительству, убежденная, что это правительство, верное обязательствам, сделает все возможное для доведения войны до победного конца…» – это ключевая фраза в выступлении британского посла Дж. Бьюкенена (на фото) в Петрограде 24 марта 1917 года.

В тот день Лондон официально признал новое правительство, возникшее в России после февральского крушения монархии. Британский посол много говорил о «новой эре прогресса и славы демократической России», но фраза про обязательства и «войну до победного конца» была определяющей.

В разгар мирового конфликта Британская империя равнодушно отнеслась к судьбе Николая II (двоюродного брата английского короля Георга V), однако крайне чувствительно воспринимала даже тень мысли о том, что Россия может выйти из войны или ослабить давление на Германию. В свою очередь, для нашей страны крупнейшая колониальная империя планеты была важна как главный кредитор – именно Англия с началом Первой мировой стала для России основным источником военных кредитов. Все лето Лондон перечислял примерно десятую часть того, что просили «временные» министры. В августе Керенский не сдержался и почти открыто поссорился с британским послом. «Если вы намерены торговаться и не хотите помогать России, то вам лучше сказать об этом сразу…» – слова председателя Временного правительства звучали на грани дипломатической учтивости. Посол Бьюкенен невозмутимо улыбался, но в конфиденциальных донесениях своим лордам был предельно откровенен: «Перспективы в высшей степени неутешительны, и лично я потерял всякую надежду на успешное русское наступление».

В Лондоне сочли рискованным кредитовать Россию Керенского в прежних объемах. Как сформулировал лорд Милнер, госсекретарь по военным делам британского кабинета министров, «нет достаточной уверенности в том, что эти ресурсы достигнут своего конечного назначения и будут своевременно использованы на фронте».

В итоге с 1 марта по 1 ноября 1917 года Временное правительство получило от Англии кредитов в сумме, эквивалентной 408 млн руб. – примерно на неделю войны или в пять раз меньше, чем за сопоставимое количество времени получало царское правительство.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх