Бунт против «немецкого» электричества

Накануне 1914 г. в российской экономике весомо присутствовал германский капитал. Особенно заметен он был в электротехнике – главной сфере «высоких технологий» той эпохи. Военный конфликт с Берлином не мог не обострить вопрос о «немецком засилье», и здесь с первых дней войны в центре внимания оказалось «Общество электрического освещения». Эта компания, учрежденная в России еще в 1886 г., являлась безусловным лидером в сфере городской электрификации. Создали ее знаменитые немцы – братья Сименс, основатели и сегодня всем известного концерна Siemens AG.

Немецкий Siemens во многом начинался в России – еще накануне Крымской войны фирма проложила первый подводный кабель из Петербурга в Кронштадт, а один из братьев Сименс позднее стал председателем Петербургского частного коммерческого банка и даже получил от Николая II дворянский титул. «Общество электрического освещения» являлось самым заметным детищем Сименс в России, в 1895 г. именно оно получило концессию на электрификацию Москвы сроком на полвека – аж до 1945 г.

И к началу Первой мировой войны фактически все лампочки первопрестольной столицы были немецкими. Городские обыватели не разбирались в тонкостях транснациональной коммерции, зато лампочки в квартирах и на улицах видели все, а иностранный состав основных акционеров «Общества электрического освещения» секретом не был. На волне патриотического подъема с августа 1914 г. многие москвичи прекратили платить «немцам» за электричество. Их поддержали СМИ. «Чрез это Общество русские деньги могут оказаться питающими воюющую с нами страну и ее армию. Каждый раз, когда мы платим теперь по счету за электрическое освещение, должно шевелиться тяжелое, тревожащее сомнение…», – писала осенью 1914 г. газета «Русские ведомости», кстати, считавшаяся еще умеренной и либеральной.

Действительно, до войны значительная часть прибыли от электроосвещения Москвы попадала в Германию, но не напрямую, а через Швейцарию – в Цюрихе располагался контролировавшийся Сименсами Bank Fur Elektrische Unternehmungen (Банк для электрических предприятий). По итогам 1914 г., когда из-за военных заказов вырос спрос промышленности на электроэнергию, чистая прибыль Сименсов в России достигла рекордных 6,8 млн руб. Ограничений на банковские переводы в нейтральные страны не было, и значительная часть этой суммы через швейцарский банк оказалась в Германии.

Впрочем, шел и обратный поток – перевод денег от Siemens в Россию уже в ходе войны. Так, в начале августа 1914 г. на счета «Общества электрического освещения» из Берлина поступил 1 млн руб. в оплату за дополнительный выпуск акций. В декабре 1914 г., когда бои шли по всему фронту, фактически немецкий Bank Fur Elektrische Unternehmungen перевел в Россию 140 тыс. руб. на ускорение ввода в эксплуатацию новой электростанции под Москвой.

Между тем московские власти, пользуясь войной, попытались конфисковать «немецкие» электросети – ведь одна лишь электростанция Сименсов на Раушской набережной оценивалась минимум в 20 млн руб. Однако на защиту транснациональной собственности встал посол Швейцарии, обратившийся с громким протестом в Совет министров Российской империи.

В мае 1915 г. антинемецкие настроения в Москве выплеснулись в настоящий погром. Разграбив магазины и лавки торговцев с немецкими фамилиями, толпа ворвалась и на «немецкую» электростанцию на Раушской набережной. Погромщики проникли даже в машинный зал, но ничего не тронули. «По-видимому, произвели впечатление порядок, чистота, гул работающего оборудования…», – писали газеты.

Царское правительство в итоге приняло демонстративные, но запоздалые меры. Чтобы не нервировать иностранных инвесторов, властям Москвы отказали в намерениях «секвестрировать» «немецкие» электросети, но для «Общества электрического освещения» назначили «особое правление военного времени», председателем которого стал генерал Любомир Свенторжецкий, профессор электротехники Николаевской военно-инженерной академии. Московские обыватели ворчали, что немцев заменил поляк-католик.

 

Источник ➝

Может ли водитель засудить ГИБДД за отказ оформить дорожную аварию

Наверное, каждый водитель в России знает, что оперативность не свойственна сотрудникам ГИБДД, выезжающим для оформления ДТП. Исключение, которые не поворачивается язык назвать счастливыми, составляют дорожно-транспортные происшествия с тяжелыми последствиями, в которых есть пострадавшие. Что касается мелких аварий, то появления инспекторов ДПС можно ждать часами. Иногда они вообще не приезжают.

Сказки о потерянном времени

Именно такая история недавно произошла с одним жителем Москвы. В первый рабочий день 2020 года он обнаружил приличную царапину на переднем бампере своей машины, припаркованной возле дома.

Сомнений не было – зацепил кто-то из соседей, когда выезжал со двора. И, как это принято говорить, скрылся с места аварии. «Нередко автовладельцы пренебрегают внимательным изучением условий договора страхования, не во все тонкости вникают. Поэтому лучше связаться с колл-центром компании, описать ситуацию и следовать дальнейшим инструкциям», – советует Антон Недзвецкий. Оптимальный вариант, когда в полисе каско предусмотрена услуга аварийного комиссара, который все знает и сумеет «разрулить» ситуацию, если ГИБДД не реагирует на вызов.

Со своей стороны автоэксперт Сергей Асланян считает, что здесь есть юридическая коллизия. С одной стороны, в настоящее время сотрудники ГИБДД не обязаны выезжать на оформление каждого ДТП. С другой стороны крайними остаются обладатели полисов КАСКО, у которых страховщики требуют документы, подтверждающие факт аварии. Не имея на руках справки, нельзя рассчитывать на полное возмещение ущерба при серьезных повреждениях автомобиля, превышающих установленный лимит.

Остается жаловаться в батальон ГИБДД, сотрудники которого игнорируют вызов. Если получить справку не удалось, и страховая отказалась оплачивать ремонт поврежденной машины в полном объеме или частично, то можно написать заявление в прокуратуру или же обратиться с иском в суд, продолжил Сергей Асланян.

На этот случай надо запастись доказательствами. Телефонные звонки к делу не подошьешь. А вот письменные жалобы, направленные по электронной почте, даже если полицейское начальство их оставило без ответа, послужат весомым аргументом, чтобы отстоять свои интересы.

Такой вариант развития событий, конечно, крайняя мера. Суд – всегда долгая и сложная процедура. Но если вердикт будет вынесен в пользу автовладельца, то он может рассчитывать на взыскание с ответчика – подразделения ГИБДД, всех издержек. Включая полную стоимость ремонта машины, оплату услуг адвоката и вплоть до компенсации морального вреда, подчеркнул Сергей Асланян.

Если не удалось получить в ГИБДД справку о ДТП, то страховая компания действительно считает возможным снизить размер выплаты в рамках урегулирования ущерба по договору КАСКО. Водитель в таком случае вправе обратиться в суд, поскольку имело место нарушение закона, подтверждает профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова Юлия Финогенова. По ее мнению, «саботаж» со стороны сотрудников полиции не носит массовый характер. И суды рассматриваются такие дела в индивидуальном порядке.

В качестве свидетеля истец может привлечь страховую компанию, которая подтвердит факт ДТП, характер повреждений автомобиля, полную стоимость восстановительного ремонта, разницу, которую пришлось оплатить клиенту. «Прецеденты подачи суд на сотрудников ГИБДД, отказавшихся оформлять дорожную аварию, были. Выиграть такое дело реально», – подчеркнула Юлия Финогенова.

С меньшим оптимизмом оценивает судебные перспективы Антон Недзвецкий. Невероятно, что ущерб удастся взыскать с государства, отмечает он. Дело может повернуться против самого водителя, который, отчаявшись дождаться представителей ГИБДД, самовольно уехал.

«Так можно нарваться на крупные неприятности. Ведь действия могут квалифицировать, как оставление места ДТП. Санкции за это –лишения прав на срок от года до полутора лет или административный арест до 15 суток. Лучше уж «добивать» ГИБДД звонками и требованиями», – резюмировал Антон Недзвецкий.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх