Журнал «Профиль»

13 094 подписчика

Свежие комментарии

  • Леонид Ла Рошель
    Чё, правда, требовать будут? Кулаком или е..лом об стол стучать? А когда их пошлют в пешее путешествие с эротическим ...Франция выступила...
  • mullonen
    Гы... бетон таскать носилками.Вице-премьер Хусн...
  • Александр Пятнистый
    Разве Британия когда-либо говорила правду?Инцидент с британ...

Бремя ханских ярлыков: зачем Александр Невский шел на компромиссы с захватчиками

Бремя ханских ярлыков: зачем Александр Невский шел на компромиссы с захватчиками

В 1247–1248 годах Александр Ярославич вместе с братом Андреем были вызваны в столицу гигантской монгольской империи Каракорум. Великий хан Гуюк проявил удиви­тельное для Чингизидов милосердие. Оба князя были отпущены домой живы­ми и при этом пожалованы ханскими ярлыками на княжение. Андрей, будучи младшим братом, получил Великое княжение Владимирское, а старший Алек­сандр – Новгород и Киев. Смысл подобных пожалований очевиден. Самый сильный и популярный князь сталкивался одновременно и со своим братом, и с Даниилом Галицким, претендовавшим на киевское княжение. Вообще, прин­цип «разделяй и властвуй» определял ордынскую политику на всем протяже­нии ига. Менялись только объекты для столкновения: Александр Невский и Даниил Галицкий, Москва и Тверь, Великое княжество Московское и Литов­ско-Русское.

«Похабный мир» с Ордой

Обосновавшись в Новгороде, Александр Ярославич ликвидировал предмет потенциального раздора. Однако союз Андрея и Даниила Галицкого мог спро­воцировать вмешательство Орды в русские дела. В том же 1251 году в Карако­руме власть перешла к ставленнику Батыя – великому хану Менгу. Избежав столкновения на Востоке, Батый в 1252 году разворачивает новое широкомас­штабное наступление на русские земли.

В 1270 году конфликт между «вольными во князьях» новгородцами, «указавшими путь» тверскому князю Ярославу Ярославичу, и недовольным таким оборотом дел князем грозил обернуться вооруженным столкновением. Новго­родские полки уже вышли навстречу княжеской дружине. К великой радости ордынской дипломатии, вновь русские готовились убивать друг друга. Узнав о грядущем сражении, митрополит Кирилл посылает грамоту новгородцам: «Мне поручилъ Богъ архиепископию въ Русской земле, вамъ (должно) слушать Бога и меня. Крови не проливайте, а Ярославъ отложить весь свой гневъ на васъ – за это я вам ручаюсь. Если вы и крестъ целовали…, я разрешаю васъ от крестоцелования и на себя беру эпитимию и отвечаю за то предъ Богомъ». Вмеша­тельство митрополита заставило одуматься обе враждующие стороны. Крово­пролитие не было допущено.

Покровительство младшему брату Александра Невского князю Ярославу Ярославичу митрополит оказывал и в дальнейшем. Само выделение самостоя­тельного Тверского княжества из состава Владимирского держания нашло под­держку у Кирилла. Его ставленник, полоцкий епископ Симеон, известный тем, что не боялся говорить правду в глаза властям предержащим, впоследствии пе­ребрался в Тверь, где с благословения митрополита была учреждена новая Тверская епархия. Выше уже отмечалось, что в процессе выделения самостоя­тельных княжеских уделов едва ли не решающую роль княжеская власть отво­дила формированию местной епископской кафедры.

Характеристика пастырского служения митрополита Кирилла была бы неполной без освещения вопроса о приобретении им в 1279 году (по другим сведе­ниям, в 1267-м) ханского ярлыка, дающего определенные льготы православ­ной церкви.

В отечественной историографии факт получения русскими митрополитами ярлыков от ордынских ханов получил в целом однозначно негативную оценку. Церковь обвиняется в том, что в качестве компенсации за приобретенные при­вилегии она поддерживала власть завоевателей, которая ей была явно выгодна с экономической точки зрения.

Действительно, не с церковного амвона раз­дался призыв к борьбе против иноземного владычества. Но ханские ярлыки выдавались и на всем протяжении XIV столетия, в котором заметно менялась и социально-экономическая, и политическая сфера жизни русского общества. А истина, как известно, всегда конкретна. Получение ярлыка митрополитом Кириллом относится ко времени, когда еще не были залечены раны от страш­ных погромов конца 30-х – начала 50-х годов, но уже начались системные ордынские поборы, изымавшие из разоренной страны весь, без преувеличения, прибавочный продукт, шедший на содержание завоевателей.

Освобождение подвластного церкви населения от финансовых обязательств с сельских заня­тий и торговли, от общегосударственного налога, от натуральных повинностей (транспортных и военных), а также от случайных «запросов» создавало воз­можность удерживать на местах хотя бы часть национального продукта, кото­рый уже с конца XIV века будет постепенно изыматься у церкви в пользу государ­ства (первые свидетельства подобного рода относятся к 1392 году). При этом размер «ордынского выхода» не увеличивался для остального тяглого населения, так как определялся не фиксированной общей суммой дани, а числом обложенного населения.

В завершение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что значение деятельности Александра Невского раскрывается не столько в той или иной геополитической ориентации князя, сколько в умении рассудочно выбирать оптимальные варианты решения сложнейших противоречий эпохи, исходя из приоритета главной задачи – сохранения Отечества. Автор – кандидат исторических наук, профессор МПГУ

Бремя ханских ярлыков: зачем Александр Невский шел на компромиссы с захватчиками

Бремя ханских ярлыков: зачем Александр Невский шел на компромиссы с захватчиками

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх