Сплав музыки и науки по-сколковски

24 августа в Центральном парке Инновационного центра Сколково пройдет четвертый фестиваль Skolkovo Jazz Science. Художественный руководитель Фестиваля – легенда российского джаза, маэстро Игорь Бутман. Накануне этого грандиозного праздника музыки «Профиль» пообщался с одним из организаторов фестиваля — вице-президентом и директором по развитию городской среды Фонда «Сколково» Еленой Зеленцовой.

— Елена Валентиновна, как и у кого появилась идея проведения фестиваля «Сколково-джаз»?

— Идея родилась совместно с Игорем Михайловичем Бутманом.

Нам важно развивать территорию Сколково не только как Центр инноваций, но и как пространство, где сосредотачиваются творчество, импровизация и самые интересные культурные практики и события.

 — Но в России и без того немало джазовых фестивалей, в чем «изюминка» вашего и что отличает его от остальных?

— Действительно, джазовых фестивалей в стране довольно много, но нам хотелось органично соединить понятия «музыки» и «науки» на одной площадке «Skolkovo Jazz Science». С одной стороны, это джаз, искусство, свободный полет фантазии, а с другой – серьезные научные изыскания, инновации и предпринимательская деятельность

Елена Зеленцова

— Какие стили и направления в джазе пользуются наибольшей популярностью у ваших зрителей?

— Наш фестиваль — это яркое городское событие, которое должно быть адресовано людям с разными музыкальными вкусами. Формируя программу, мы не ограничиваемся исключительно джазом — на нашем фестивале всегда есть место для эксперимента.

В этом году у нас выступит американо-французская исполнительница мирового уровня Чайна Мозес (China Moses). Также мы рады представить очень интересные отечественные проекты — Sasha Magerova Band и Brevis Brass Band. Саша Магерова — певица с уникальным вокальным и композиторским стилем, которая сочетает в своих мелодиях элементы соула, грува и фанка. Brevis Brass Band – зажигательный коллектив, который вывел брасс-культуру в России на новый уровень. И, безусловно, наши гости услышат мэтров джаза — специальную программу, посвященную своему 20-летию, исполнит легендарный Московский джазовый оркестр под управлением саксофониста Игоря Бутмана совместно с виртуозным пианистом и вокалистом Олегом Аккуратовым.

— Как менялось отношение публики, начиная с первого фестиваля? 

— «Skolkovo Jazz Science» место встречи активных горожан, людей, заинтересованных в качественном и «умном» отдыхе. Наша аудитория любит учиться, развивать в себе новые навыки, получать удовольствие от самого процесса познания. С каждым годом мы видим все больше семей с детьми — фестиваль в полной мере становится семейным, и нам приятно, что абсолютно для каждого человека на фестивале находится занятие по душе.

 — Можно сказать, что у фестиваля уже есть свой особый зритель, который посещает его каждый год? Кто они, фанаты «Сколково»?

— За прошедшие четыре года наш Фестиваль, конечно, обрёл индивидуальную атмосферу, у него появилась «своя» публика — разносторонне развитые люди, любящие джаз, интересующиеся новыми тенденциями мировой музыкальной жизни, а также научной и культурной сферами.

— Помогает ли фестиваль в продвижении самого Сколково как научно-инновационного центра?

— Запуская этот проект, мы, в первую очередь, хотели заявить, что «Сколково» — это площадка не только для инноваций в науке и бизнесе, но и для культурных стартапов. Уникальная креативная среда уже сейчас окружает наших резидентов, и задача «Skolkovo Jazz Scienсe» показать, что Инновационный центр — это место, которое расширяет границы возможностей, и наших гостей в том числе.

 

 

 

 

Источник ➝

Почему Британия признала Февральскую революцию

«Великобритания протягивает руку Временному правительству, убежденная, что это правительство, верное обязательствам, сделает все возможное для доведения войны до победного конца…» – это ключевая фраза в выступлении британского посла Дж. Бьюкенена (на фото) в Петрограде 24 марта 1917 года.

В тот день Лондон официально признал новое правительство, возникшее в России после февральского крушения монархии. Британский посол много говорил о «новой эре прогресса и славы демократической России», но фраза про обязательства и «войну до победного конца» была определяющей.

В разгар мирового конфликта Британская империя равнодушно отнеслась к судьбе Николая II (двоюродного брата английского короля Георга V), однако крайне чувствительно воспринимала даже тень мысли о том, что Россия может выйти из войны или ослабить давление на Германию. В свою очередь, для нашей страны крупнейшая колониальная империя планеты была важна как главный кредитор – именно Англия с началом Первой мировой стала для России основным источником военных кредитов. Все лето Лондон перечислял примерно десятую часть того, что просили «временные» министры. В августе Керенский не сдержался и почти открыто поссорился с британским послом. «Если вы намерены торговаться и не хотите помогать России, то вам лучше сказать об этом сразу…» – слова председателя Временного правительства звучали на грани дипломатической учтивости. Посол Бьюкенен невозмутимо улыбался, но в конфиденциальных донесениях своим лордам был предельно откровенен: «Перспективы в высшей степени неутешительны, и лично я потерял всякую надежду на успешное русское наступление».

В Лондоне сочли рискованным кредитовать Россию Керенского в прежних объемах. Как сформулировал лорд Милнер, госсекретарь по военным делам британского кабинета министров, «нет достаточной уверенности в том, что эти ресурсы достигнут своего конечного назначения и будут своевременно использованы на фронте».

В итоге с 1 марта по 1 ноября 1917 года Временное правительство получило от Англии кредитов в сумме, эквивалентной 408 млн руб. – примерно на неделю войны или в пять раз меньше, чем за сопоставимое количество времени получало царское правительство.

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх