Журнал «Профиль»

13 775 подписчиков

Свежие комментарии

  • Иван Щукин
    Хороший стимул России для размещения ракет на Кубе!Kyodo: Япония пла...
  • Анатолий Остин
    "Глава компании Headshot creative production Филипп Нестеров в свою очередь добавил, что создание подобных киновселен...Киноиндустрия Рос...
  • Валентин Щербаков
    Слышите, вы, извращенцы гейропейские, а морды у вас не треснут от дешевого газа...Хорватия выступил...

"Тори и Локита", "Заговор в Каире": фавориты 75-го Каннского фестиваля вышли в прокат

"Тори и Локита", "Заговор в Каире": фавориты 75-го Каннского фестиваля вышли в прокат

В кино сейчас можно посмотреть сразу две картины с последнего Каннского фестиваля – главного не только европейского, но и мирового киносмотра. «Заговору в Каире» шведа египетского происхождения Тарика Салеха присудили премию за лучший сценарий. «Тори и Локите» бельгийских классиков братьев Дарденн отдали специальный юбилейный приз в честь 75-летия Каннского фестиваля. Обе картины посвящены острым социально-политическим проблемам современности.

«Тори и Локита»

Братья Жан-Пьер и Люк Дарденны получили за свою карьеру такое количество Каннских наград, что сосчитать их уже сложно. Так или иначе, нельзя не упомянуть главные: «Розетта» 1999 года и «Дитя» 2005-го принесли им по «Золотой пальмовой ветви». Каждый Каннский смотр, на котором показывают новую картину этих режиссеров, может принести им рекордную третью ветвь, которой нет пока ни у кого.

«Тори и Локита» – история и характерная для Дарденнов, и неожиданная для них. В центре повествования африканские беженцы Тори (Пабло Шилс) и Локита (Жоэли Мбунду) – мальчик лет десяти и девушка лет шестнадцати. Они познакомились на корабле, который привез их в Бельгию, и пытаются убедить местные власти в том, что они брат и сестра. Если не по крови, то по сути это правда: общий опыт и отсутствие близких людей в новой стране почти мгновенно превращают их в духовных родственников.

Тори уже получил документы и статус политического беженца, поскольку на родине его преследовали как ребенка-колдуна. А вот Локите, чтобы легализоваться в стране, необходимо доказать свое родство с мальчиком, ответив на множество личных вопросов в иммиграционном центре. Локита, растерявшись, на часть вопросов не отвечает, и ее положение становится весьма шатким. Чтобы пойти учиться, устроиться на работу и, помимо всего прочего, отправить деньги домой маме, оставшейся там с другими детьми, ей очень нужны документы. Стремясь получить хотя бы поддельные, она соглашается поработать на местного бандита. Героине на несколько месяцев запрещают общаться с внешним миром и с Тори, но оба так от этого страдают, что совершают несколько необдуманных поступков. А с преступниками, как известно, шутки плохи. В прологе картины говорится о том, что на протяжении многих веков правители Египта пытались взять Аль-Азхар под свой контроль и до сих пор все эти попытки оканчивались крахом. Спецслужбам теперь нужен новый осведомитель в Аль-Азхаре, и им вдруг становится наш герой Адам, вербуемый полковником Ибрагимом (ливанец Фарес Фарес, которого снимает во всех своих фильмах Тарик Салех). Ибрагима не зря сравнивают с типичными героями мастера шпионского жанра, писателя Джона Ле Карре. Это обычный, не слишком опрятный, немолодой, усталый человек, чья рутинная работа далека от романтики и почти лишена «экшена». Но хотя Ибрагим вызывает поначалу у зрителя не самые приятные эмоции, он не лишен обаяния и способен порой отстаивать свою правду, не всегда совпадающую с правдой начальства.

Если к Ибрагиму со временем начинаешь испытывать симпатию, то Адам движется ровно в противоположном направлении. Поначалу он в ужасе от задач, которые перед ним ставят и которые иногда требуют от него предательства. Но потом как будто даже начинает получать удовольствие от тех возможностей и той власти, которые оказываются в его руках.

«Заговор в Каире» – динамичное и вполне зрительское жанровое кино. Оно не только заставляет с интересом следить за многочисленными сюжетными поворотами, но и погружает в колоритный, кипящий энергией мир Каира. То, что находится за стенами университета, разительно отличается от того, что происходит внутри него. Светское и религиозное противопоставлены. Но на политическом уровне они в фильме оказываются в финале срощены – и это уже второй слой картины, актуальный. В Египте, как говорится в фильме, не должно быть двух фараонов.

"Тори и Локита", "Заговор в Каире": фавориты 75-го Каннского фестиваля вышли в прокат

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх