Журнал «Профиль»

13 093 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр Полонский
    наверное пришло ремя ответить взаимно-так что-бы мало не показалось. детям внукам и правнукам всей этой мрази.О подготовке Герм...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Так кто на этом наживается, это что такая невидаль??? Таможня, силовые структуры и т.д. это их бизнес....Уголовную ответст...
  • Андрей Маслов
    Вечная память всем, кто не вернулся с войны, защищая своё Отечество, всем, кто работал в тылу на Великую Победу!В России в День п...

Александр Смагин: "Бал помогает встретиться близким по духу людям"

Александр Смагин: "Бал помогает встретиться близким по духу людям"

Венский Бал проходит в Москве уже почти два десятилетия. Для одних он неотъемлемая часть культурной и социальной жизни столицы, для других остается загадкой. В преддверии XVIII Венского Бала в Москве, который состоится 29 мая в здании Гостиного двора, «Профиль» поговорил с генеральным директором компании «Венский Бал Москва» Александром Смагиным о том, как и почему возник этот проект, его роли в сохранении высокой культуры и мифе о том, что на этот бал невозможно попасть.

– Расскажите, как возникла идея провести Венский Бал в Москве.

– Идея принадлежала мне и моей жене Элизабет. С юности я был очарован «Мастером и Маргаритой» Булгакова. Одна из самых запоминающихся сцен – Бал ста королей у Воланда – всегда завораживала меня. Там, кстати, как вы помните, сам Штраус дирижировал. И я мечтал о том, как классно было бы провести настоящий бал в Москве. В конце 1990-х и начале 2000-х я издавал журнал и в одном из последних номеров напечатал статью Элизабет про Венские балы, в частности, про Венский оперный бал. Статья пробудила мои юношеские воспоминания из «Мастера и Маргариты». Я сказал жене: «А что, если мы организуем Венский бал в Москве?»  Вскоре в Москву приехал канцлер Австрии Вольфганг Шуссель, и мы с Элизабет были на приеме у посла Австрии.

Был и мэр Лужков. Шуссель спросил у него: «Есть ли в Москве Венский бал?» Надо сказать, что Венские балы проводятся во многих городах, например, в Нью-Йорке есть давнишний бал, очень популярный. Лужков с некоторой задумчивостью ответил: «Нет, такого у нас нет». Услышав этот диалог, мы поняли: это знак, что наш проект надо осуществить!

– Легко ли было сделать это?

– Опыта проведения бала у нас не было, хотя мы с Элизабет устраивали международные конференции и форумы. Но бал – это совсем другая история, да еще бал на уровне Венского. Я часто говорю, что если бы я тогда знал, насколько это будет сложно, то ни за что бы за это не взялся. Сколько было нервного напряжения, сколько больших финансовых рисков! Кто-то нас поддерживал, а кто-то говорил: «Ну какой в Москве Венский бал? Здесь нужна дискотека». Несмотря на все проблемы, первый Венский Бал мы провели 14 июня 2003-го, и это был оглушительный успех. Все о нем говорили, все газеты писали, все телеканалы сделали репортажи. С финансовой стороны, увы, все оказалось не так здорово: нам еще долго пришлось возвращать кредиты. Но этот первый успех вдохновил нас преодолевать все новые трудности. И вот мы, слава богу, существуем почти 20 лет, и единственный год, когда мы не провели бал, – в прошлом году из-за пандемии. Тот бал должен был быть посвящен серьезной дате в мировой культуре – юбилею Бетховена. И эту программу мы решили сохранить в этом году.

– Венский Бал – не только музыка и танцы. В нем есть еще большая социальная составляющая: это и статусное мероприятие, и место, где завязываются личные и деловые контакты.

– Да, Венский Бал – многоуровневый проект: здесь и развлечение, и общение, и просвещение. В мире есть тенденция к упрощению всего: языка, одежды, манеры общаться. Люди меньше слушают классическую музыку, читают мало книг. На примере молодежи это заметнее всего. С одной стороны, упрощение даже полезно – меньше формальностей, но с другой – оно обедняет нашу жизнь. И Венский Бал в Москве – своего рода барьер на пути такого всеобщего упрощения.

Визитная карточка Венского Бала в Москве – участие дебютантов. Вы, наверное, заметили эти красивые картинки: девушки в белых платьях, юноши в черных фраках открывают бал. У нас 120 пар дебютантов, это много, а желающих стать дебютантами и подающих заявки на отборочный конкурс еще больше. Люди прикасаются к классической культуре. Молодежь видит, что помимо этого очень простого мира со сленгом есть другой мир, более сложный и не менее интересный.

Кроме того, бал – это площадка для социального общения и культурного досуга очень высокого класса. И для бизнес-контактов тоже. Когда-то на балах решались вопросы государственной политики. Вспомните Венский конгресс начала XIX века.

На бал ходит определенная публика. Человеку малообразованному, с низким уровнем развития на балу будет просто неинтересно. Венский Бал помог встретиться очень многим людям, близким по духу. – Есть еще один аспект Венского Бала – благотворительность. Эта традиция унаследована от Венских балов?

– Не только от венских, но и от российских тоже. До октябрьского переворота балы в царской России славились по всей Европе своим размахом, и многие, если не большинство, были благотворительными. У нас есть уголок благотворительности: каждый желающий может взять билетик, заплатить определенную сумму и получить приз за участие. Билетик стоит недорого, все могут поучаствовать. А поскольку людей много, то набирается неплохая сумма. И мы каждый год сотрудничаем с тем или иным благотворительным фондом.

– Венский Бал собирает не только звезд оперы и классической музыки, но и других известных людей, например, спортсменов… – В отличие от Государственной думы, которая особо благоволит спортсменам, мы не делаем на этом акцент. Мы ценим, что у нас бывают известные люди, но важнее, чтобы к нам пришел человек, который хочет попасть именно на бал, а не все равно куда: на дискотеку, в ночной клуб, ресторан или на поп-концерт. У нас есть четыре категории билетов, чтобы сделать посещение бала доступным для людей не только с высоким, но и со средним уровнем достатка, как это происходит и в Австрии. Наша политика такова: на бал должны попасть люди, которые действительно этого хотят, которые желают приобщиться к этому миру, которым это по-настоящему интересно.

Есть миф, что у нас запредельные цены и попасть к нам сложно.  В нем для нас ничего плохого нет, он создает некий ореол сладкого запретного плода. Но на самом деле на Венский Бал может попасть практически любой желающий. У нас есть и квота для студентов: 5000 рублей за билет. По нынешним временам это совсем несерьезные деньги. Ведь речь идет о бале с участием мировых звезд, четырех живых оркестров – такого нет больше нигде. Выступают звезды оперы мирового уровня. У нас пели Роберто Аланья, Марсело Альварес, Дмитрий Хворостовский. Конечно, это эксклюзив по программе и по формату.

– Вы также устраиваете в России Бал медиков. Это тоже адаптация австрийской традиции к нашей почве?

– В Австрии балы различных профессий – важная часть бальной культуры. Есть Бал юристов, огромный Бал владельцев кофеен, даже трубочистов. У нас такого не было, хотя до революции были, например, земские балы, куда ходили и врачи. Бал подчеркивает престижность профессии, показывает ее культуру. Мы долго обдумывали эту идею и пару лет назад с руководителем одной медицинской компании – Дмитрием Клабуковым – решили сделать Бал медиков. Пандемия показала, как важна в обществе роль врачей. Наши жизни зависят от того, насколько развита в стране система здравоохранения. И наш Бал медиков подчеркивает это. В этом году состоится уже третий Бал медиков. Первые два бала были небольшими, мы шлифовали этот проект, было около 200 гостей. В этом году ожидается уже 500 гостей, и бал состоится именно в День медика, 20 июня на прекрасной площадке – в Атриуме театра Станиславского на Большой Дмитровке, это очень красивый зал с высоким потолком.

Для этого бала я запросил в Австрии ноты вальса «Вибрации», написанного Иоганном Штраусом-сыном в 1858 году для Бала врачей. Тогда был очень популярен вибрационный массаж, и Штраус тоже увлекся этой идеей. И вот сам король вальса написал произведение специально для господ медиков, как указано в нотах.  Но в результате нашли ноты в Петербурге, и сделал это наш большой друг – главный дирижер МАМТ имени Станиславского, народный артист России Феликс Коробов. Это целая история, достойная отдельного рассказа!

– Вы ведь также устраиваете балы в других странах. Как они проходят?

– Да, мы провели уже около 70 балов в разных странах. И здесь мы видим одну из наших главных задач – знакомство иностранцев с великой российской культурой. В Вене, например, наш бал называется Московским и этой осенью пройдет уже в четырнадцатый раз. Он весьма успешен, и в Австрии этого события всегда ждут. Был хороший Русский бал в Лондоне, он получил в прессе название «Бал русских дебютанток», очевидно, из-за красоты юных россиянок. К сожалению, из-за ухудшения отношений между странами мы этот проект нет, не закрыли – заморозили.  Мы провели успешные Русские балы в Испании, Италии, Франции, Германии и даже в Китае!

– Вернемся к главному проекту – Венскому Балу в Москве…

– Венский Бал в Москве – одна из самых крупных площадок для международных контактов в сфере культуры и бизнеса. Российская культура, на мой взгляд, важнее, чем нефть и газ. Это так называемая мягкая сила, которая привлекает других людей и вызывает у них симпатию совсем на другом уровне. Понятно, что самые прочные связи – торговые, но культурные связи я поставил бы на тот же уровень. Они способствуют сближению людей больше, чем что-либо.

Александр Смагин: "Бал помогает встретиться близким по духу людям"

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх