Как в XXI веке изменится фотография и ее восприятие в обществе

«Профиль» завершает рассказ о том, как устроена вычислительная фотография в мобильных устройствах и к чему приведет дальнейшая эволюция фототехнологий.

Первая часть: Что такое вычислительная фотография и как к ней пришли IT-корпорации

Вторая часть: За счет чего смартфоны фотографируют все лучше и лучше

Третья часть: Что купить: смартфон с несколькими камерами или фотоаппарат?

Четвертая часть: Закат «зеркалок»: почему фотоиндустрия проигрывает конкуренцию смартфонам

Пятая часть: Какими станут камеры в смартфонах в новом десятилетии

Мечтай о меньшем

При всех удивительных возможностях вычислительной фотографии это не единственное направление эволюции фототехнологий.

Во всяком случае, достоинства мобильных камер целиком относятся к программной части. Как же будет выглядеть фототехника будущего с точки зрения аппаратной составляющей? Похожие функции предлагают современные смартфоны (отделение объекта от фона в портретном режиме, рефокус в специальных приложениях), но используют другой принцип: либо простейшее размытие программными средствами (будто вокруг лица портретируемого прошлись ластиком), либо замер расстояний лидаром (технология time-of-flight). Камера светового поля, в свою очередь, на уровне матрицы создает полную карту глубины сцены: как результат − точный подбор параметров и реалистичная фотография.

Еще более многообещающим выглядит применение пленоптики для создания 3D-изображения. Ведь такие камеры имитируют бинокулярное зрение живых существ: каждый из двух глаз выдает нам 2D-картинку (мозг воспринимает ее как объемную на основе имеющихся знаний о форме предметов: если взглянуть одним глазом на что-либо незнакомое, то в первую секунду оно покажется плоским), а в сумме получается 3D – стереоизображение.

На заре развития фототехники инженеры пытались имитировать этот прием в стереоскопических аппаратах, но в XX веке эксперименты были свернуты (одна из последних проб в этом направлении – двухкамерный смартфон Samsung SCH-B710 2007 года с режимом 3D-фото). В кинематографе 3D-фильмы снимают двумя обычными камерами, затем «сшивая» изображения на этапе пост-продакшена, но у такого подхода множество недостатков: рассинхрон, несовпадение картинок по точке фокусировке, цветовому балансу и так далее.

От успехов в фиксации светового поля немало зависит и будущее технологий виртуальной и дополненной реальности (VR и AR). Для первой из них программное 3D-моделирование каждой локации для «трипов» в VR-шлеме обходится дорого. Пленоптика позволит создавать такие модели одним снимком, который можно рассматривать с любых ракурсов – следовательно, виртуальная вселенная станет богаче на развлекательные и прикладные сюжеты. В AR-гаджетах определение расстояний для объектов важно для оцифровки трехмерной сцены в онлайн-режиме, без ошибок и задержек. Пока для этой цели используются менее эффективные лидары.

Между тем, фотография светового поля уже не просто теоретическое допущение. Проект по созданию таких камер начался в середине 2000-х в Стэнфордском университете, на его основе была создана компания Lytro. Первую модель она выпустила в 2012 году, через три года вышла вторая версия – Lytro Illum. Также была выпущена кинокамера Lytro Cinema с разрешением 755 Мп и возможностью сдвигать ракурс съемки на 10 см (чем больше сдвиг, тем объемнее изображение; расстояние между глазами человека – 6-7 см).

Но фотоаппараты Lytro не возымели успеха у пользователей: в ситуации, когда камера с традиционной матрицей дешевле и обладает более продвинутыми характеристиками, нетрудно угадать прагматичный выбор обывателя (судя по отзывам, многие пользователи просто не поняли, зачем снимать одну сцену во множестве вариантов). А Lytro Cinema вовсе была выпущена в нескольких экземплярах: это монструозный прибор размером с автомобиль и оснащенный даже системой жидкостного охлаждения.

Судя по всему, Lytro опередила свое время, лишь показав индустрии дальнейший путь. Чтобы по нему продвинуться, необходимы удешевление и миниатюризация пленоптических камер. В этом плане интересна дальнейшая судьба Lytro: в 2018 году она была поглощена Google, внедрившим пленоптику в свои смартфоны Pixel. IT-гигант несколько упростил идею светового поля: в Pixel изображение сдвигается всего на один пиксель, чего, однако, хватает для построения карты глубины (по сути, Google использовал пиксель-шифтинг − технологию повышения детализации снимков – для замены time-of-flight модуля).

Также камерами светового поля занимается немецкая компания Raytrix (ориентированная на индустриальный рынок) и, по слухам, ряд китайских стартапов. Как бы то ни было, изыскания в направлении пленоптики – самый реальный шанс на внедрение нового типа сенсоров. Новая письменность

История фотографии насчитывает 180 лет. И до самого последнего времени, чтобы получить изображение, требовалось наличие специальной техники и умение с ней обращаться. Благодаря смартфонам фотоаппарат превратился в приложение, которое всегда с собой и не требует никаких усилий. Как следствие, резко возросла роль визуальной информации. Сегодня мобильная камера – это записная книжка, универсальное средство фиксации и передачи информации. Вспомните: как часто вы фотографируете текст, вместо того чтобы переписать его, даже если это несколько слов?

Селфи как способ подтверждения личности и местонахождения, сканирование документов и QR-кодов, технологии дополненной реальности – от «примерки» одежды в интернет-магазине до поиска информации об объектах в кадре (Google Lens, Bixby Vision): новые варианты прикладного применения камерофонов появляются с каждым годом. Изображения – эсперанто XXI века, камера – «пульт управления» миром. Вероятно, так оно продлится до распространения нейротехнологий, которые сделают возможной прямую «пересылку» образов в мозг, минуя органы зрения.

Вместе с тем фотографирование лишилось магии творческого, художественного процесса. Георгий Джеджея сравнивает это с распространением грамотности. Чем меньшему проценту населения была доступна письменность, тем ответственнее авторы подходили к созданию текстов. Когда же писать научился каждый, литературные шедевры потонули в океане малосодержательных сообщений, записок, пометок. Однако в историческом масштабе положительная роль этого процесса несомненна. К слову, благодаря массовому образованию профессия писаря ушла в прошлое. Однако услуги копирайтера востребованы до сих пор: пусть писать умеет каждый, изготовить текст определенного содержания и формы смогут не все. Это может утешить фотографов, с тревогой наблюдающих за распространением мобилографии: спрос на настоящих профессионалов своего дела сохранится. Выдержки не хватает

В 2010-е годы открылась новая страница в истории не только фотографии как технологии, но и визуального искусства. Таков оптимистический взгляд на нашествие камерофонов. Согласно ему, они освободили фотографа от технических ограничений, которые ему навязывала «большая» камера: теперь можно не думать о технике, а сконцентрироваться на воплощении своего замысла. Век креатива наступил: бери да снимай без ограничений.

«Благодаря смартфонам все больше людей начинают увлекаться фотографией в принципе, – уверен Георгий Джеджея. – Конечно, число посредственных кадров тоже растет. Но от того, что у человека появилась возможность сфотографировать своего ребенка на детском празднике, фотография как искусство не умрет. Так же, как телевидение не убило кино, театр, книги и так далее».

Но есть и противоположная позиция, согласно которой сложность получения фотографии дисциплинирует ее автора, обостряя органы восприятия, заставляя предварительно сложить кадр «в голове». И если переход от пленочной фотографии к цифровой породил множество «фотощелкунчиков», без конца нажимающих кнопку затвора, то воцарение смартфонов, почти не оставляющих своим владельцам шансов на осмысление создаваемых снимков (а также переосмысления их после съемки, ведь можно сразу поделиться в Сети), подпишет окончательный приговор фотоэстетике. Даже цифровая камера требует от пользователя определенного уровня подготовки, располагая к самообразованию. Смартфон же его обесценивает: бери да снимай без ограничений.

«Мастера старой школы, привыкшие отмерять кадры, могли сделать 100 кадров, из них 50 были удачными. А сейчас фотограф за рабочий день может сделать несколько тысяч кадров, из них хорошими в лучшем случае будут те же 50. А к мобильной фотографии вообще не принято относиться серьезно. Это уже не визуальное высказывание, не осмысленный образ, а так – «на память», – сетует Игорь Скрынников.

Но даже творчески настроенные любители фотографии не в силах угнаться за техническим прогрессом, продолжает собеседник. Новые возможности в камерах появляются каждый год, но ни съемка 4 К-видео, ни следящий автофокус по глазам сами по себе не создают произведение. Формальные приемы нужно интерпретировать на содержательном уровне, выработать новые сюжеты, жанры. Однако тут развитие фотографии застопорилось.

«Полвека назад Тарковский снял «Сталкера», а потом выяснилось, что пленка испорчена и надо все переснимать, – вспоминает Скрынников. – И тем не менее получился великий фильм. Мы же сейчас живем в эпоху технологического совершенства, где каждому подростку доступно то, чего не имел профессиональный режиссер. Мы просто не хотим об этом думать, ведь тогда получится, что все в наличии, а ценных произведений все меньше. Вероятно, потому, что технический прогресс никак не коррелирует с культурным. Даже наоборот: рост благополучия находится в обратной зависимости к пытливости и желанию сделать что-то выдающееся. Художник должен быть голодным! А вместо этого огромные технические возможности используются девочками с накачанными губами для съемки селфи… Гораздо безопаснее в такой ситуации обсуждать характеристики гаджетов».

Свою лепту вносят и законы интернета, продолжает Скрынников: Instagram, где каждый фотограф должен продвигать себя, – это среда, где самый гениальный кадр «живет» в ленте новостей считанные часы. А затем о нем никто не вспомнит. «Готовя кадр для публикации в Instagram, испытываешь странное чувство: словно рожаешь ребенка, который точно умрет через двое суток, – делится эксперт. – Это стимулирует многих делать некачественный контент: мол, зачем утруждать себя, если задача по-быстрому собрать лайков, а дальше хоть трава не расти? В итоге как раньше можно было по пальцам пересчитать гениальных режиссеров и фотографов, так и сегодня. Всегда были самородки, которые шли, как Ломоносов, сквозь метели, сейчас они пробиваются сквозь незамеченность в Сети. Технологии здесь вторичны».

 

Источник ➝

Врач назвал самое лучшее средство защиты от коронавируса

Эпидемиолог Медицинской школы Калифорнийского университета в Риверсайде Брендон Браун рассказал о популярных средствах защиты от коронавируса и оценил их действие. По его словам, самой эффективной оказалась маска. Самым эффективным средством медик назвал маску. Она не только препятствует попаданию вируса в организм воздушно-капельным путем, но и помогает человеку избежать непреднамеренных касаний лица.

Что касается перчаток, то их действие Браун поставил под сомнение, поскольку их ношение никак не сказывается на том, как часто люди прикасаются к своему лицу и переносят на него вирус, 7 апреля сообщил портал Medical Xpress.

«Это естественный процесс, и он происходит независимо от того, носим мы их, или нет», – отметил он.

При этом доктор подчеркнул, что на тщательно вымытых и продезинфицированных руках вирус долго не проживет.

Ранее «Профиль» сообщал, что число заразившихся коронавирусом в мире увеличилось на 85 тыс. и достигло 1 432 984. При этом вылечиться удалось 302 324 пациентам.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх